01:40 

А небо такое нежное

Что я совсем не умею, так это держать в голове собственные мысли. И если бы не письма, я бы этого так и не понял. Теперь, перелистывая вдруг сделанные записи, начинаю больше узнавать о самом себе. "О чём я там думал в такси? А утром? А, ну да", — как-то так это выглядит, когда я лезу в свои заметки. Иногда делаю вид, что да, как же я мог забыть, а иногда в рисунке уползших к макушке бровей читается "Это я такое писал?!". Жутковато порой, но, думаю, ничего нового. Просто чуть больше осознанности в привычных вещах.

Города горят внизу то заревом пожаров, то осыпавшимся или стёкшим на землю звездным небом.
Камень-талисман высосал меня полностью и в один миг, как это всегда и бывает. Но с ним я впервые в жизни реально помучился. Сильная будет вещь.
И впервые я ощутил, как талисман хочет крови. Теперь, когда таинство завершено, у меня почти нет сил даже дышать, но и уснуть в таких условиях, как сейчас, я не могу и не хочу.


На высоте тысяч метров, под носом у ничего не замечающих пассажиров, совершён самый серьёзный за всю мою так называемую "практику" обряд. С кровью, полуобморочной слабостью, и хорошо ещё, что не с плясками с бубном, хотя, боюсь, они бы и этого не заметили. Такие вещи, на самом деле, трудно и страшно замечать, а если таинство происходит в особых темпах и ритмах, это все равно, что пытаться разглядеть лешего, будучи выросшим на гаджетах юнцом, приперевшимся в лес ловить покемонов.
В обессиленном до дрожи в плечах и пальцах состоянии тела, моё сознание плыло и тонуло в городах, которые из иллюминатора виделись звёздным небом. Снова мир казался перевёрнутым.

Для того, чтобы ходить по небу, не обязательно быть поверх него, можно самому быть вверх ногами.

Встал и переделал кучу насущных дел, а проснулся только к вечеру. И правильно сделал, потому что иначе дела так и остались бы в неразобранном чемодане, нестираные и заброшенные. Я весь день старался не замечать, как догоняют обрывки вчерашнего диалога. Мы с Евой поссорились. Точнее, впервые перестали делать вид, что всё в порядке, и высказали друг другу то, что держали друг от друга подальше уж и не знаю, сколько лет. Чёрт, это был такой момент! Мы в последний раз ехали по горкам Кипра с дико жавшим на газ водителем, мимо проносились пропитанные духом острова пейзажи, но ей было неспокойно. Она стала сильнее. За эти несколько дней она поняла, что может сама — а я уж было подумал, будто у нас передышка между метаморфозами, и вот, оказался в эпицентре, расслабленный и неподготовленный. Ай да я.

— По возвращении опять оставишь меня за стеклом сидеть?
— В смысле?
— Не прикидывайся. Ты же дождаться не можешь, когда окунёшься в эту свою суматоху.
— И?
— Тебе никогда не приходило в голову, что я хочу так же?
— Ты хочешь грустить. Переживать о моих неудавшихся отношениях, об усталости, неурядицах в делах. Ты хочешь давать подсказки и участвовать во всём так, чтобы тебя не задело. А теперь тебе вдруг хочется поучаствовать?
— Ты просто отобрал у меня всё и строишь из себя благодетеля. "Я вдарю этому подонку по морде за тебя, я сдам этот экзамен за тебя, я всех построю на этой работе ради тебя, о, и потрахаться тоже схожу вместо тебя" — так ведь?
— А сейчас ты себя опробовала в иной роли и тебе хочется всё поменять? Я дал тебе безопасность. Я избавил тебя от тяжести решений.
— Иди к чёрту со своим героизмом! Признай, что ты просто подмял под себя всё и теперь не знаешь, как этим поделиться. Да тебе просто страшно! Что-то пропустить, выпустить что-то из-под своего контроля, потерять. Как же это — что-то интересное произойдёт без твоего участия?! Ты же грёбаный король вечеринки, и вечеринка эта — везде, где есть ты. В привычной реальности, которую возводил годами, держа меня взаперти, ты боишься даже на пару часов встать на моё место. А вдруг у меня получится не хуже?
— Мы не можем быть на равных, и ты это знаешь. Тогда всё рухнет. Нельзя нам двоим сразу строить дела. И все друзья... они же знают и примут только меня.


Я знаю, что она права. И я действительно не знаю, как с этим быть. Могу полностью вручить ей некоторые сферы влияния, как делал это однажды раньше. Допустим, в большем объёме. Но когда доходит до контакта с людьми, я ломаюсь. Не придумал ещё, как выстроить грань, не рехнувшись.

А небо на закате было нынче такое нежное, будто Питер обнимал меня за плечи и тепло улыбался, дыша в голую шею ветром. Уж он-то точно примет меня любым.

@музыка: JMSN - Alone

@темы: расслоение сознания, раздвоения и сущности, ночное, Eva

URL
   

Transcendence-11

главная